КОМУНИТАРНЫЕ ОБЩИНЫ

      Редакция очень любит эксклюзивные материалы, но, если очень хочется, может и поступиться принципами. Предлага статья Дмитрия Болотникова написана для журнала "Наперекор". Для нас она является продолжением и развитием редкой, но важнейшей темы: комунны.

    ("Наперекор" -- КУБ -- Катализатор Умственного Брожения. Snail-mail:107061, Москва, а/я 500 E-mail: cube@glasnet.ru)

Дмитрий БОЛОТНИКОВ
ies@istnet.ru

СИСТЕМА "РЕКА АТШИ" -- МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Коммунитарные сообщества на первый взгляд довольно большая редкость в нашей стране, однако они есть, причем не только в явном, декларируемом виде -- но и просто в естественном виде, сложившись среди обстоятельств и трудностей жизни, потому как это хороший способ выжить в условиях экономического и социального кризиса или скажем, тоталитарного государства. Хиповские коммуны, вписочные флэта альтернативной тусовки, криминальные группы наркоманского и преступного плана и даже бригады каких-нибудь рабочих, представляющих собой неформальный коллектив, где людей связывают не только шабашки, но и совместное проживание на одной территории, какое-то демократичное или иерархичное распределение благ и разделение общих идей мировозрения -- все это является коммунитарным сообществом. Каждое из них имеет свою специфику: духовный уровень, стиль управления и направление деятельности -- или отсутствие таковой. И поэтому часто, при формировании такого устойчивого сообщества (или временно-устойчивого, в соответствии с целями) вокруг и внутри него возникает "система" -- более широкое понятие, не подразумевающее совместное проживание обязательным и определяемое связями внутри сообщества и определенными отношениями с обществом, посредством которых система регулирует внутреннюю жизнь и взаимодействует с миром, живет.

Некоторые системы являются порой "невидимыми" для широких слоев общества или "загадочными" из-за противоречивой информации, и представление о них складывается в миф, который питает чем-то это сообщество; различные системы могут создавать и поддерживать миф; более того -- мифом можно управлять, заставляя его служить интересам системы "невидимой" или "публичной": например, мафия использует все средства, чтобы быть недоступной и устрашающей. У "Козы Ностра" был такой "имидж", что помогал держать в повиновении всю Сицилию и даже Бесстрашный Каттани работал на миф этой и других мафий. Да и наши российские "Козы", заседая в пещерах, ноздрях и офисах, маскируя свою деятельность под политические игры и передряги, успешно скрываются от общества, одурманивая его Средствами Массовой Информации -- суперсовременным оружием по созданию мифов и управлению с их помощью людьми.

Использовать миф -- это не хорошо и не плохо, миф -- это как инструмент (молоток, например). Другое дело -- как и для каких целей использовать его (куда забивать гвозди и что под ними подразумевать). Реклама -- это тоже разновидность мифа, цель которого заключается в создании благоприятной атмосферы вокруг какого-то продукта человеческой деятельности для успешной реализации этого продукта, идеи или чего-нибудь еще. "Хранители Радуги", например, широко используют миф об Анархии и Свободе (миф -- потому что при нынешнем уровне сознания общества практически нереальны анархичные и свободные отношения в рамках сложившейся государственной системы). Это, в свою очередь, привлекает в ряды движения множество молодых людей, ищущих самовыражения и свободы. Достигая реализации своих задач, "хранители" и в самом деле дают много знаний, информации к размышлению и реальный опыт борьбы, организации протеста и отстаивания своих прав в ходе кампаний, лагерей протеста и всевозможных акций. Осуществляется реальное анархическое сообщество -- однако известная конфликтность и система принятия решений не создает гармоничной атмосферы в этих сообществах и проблемные не решаются конфликтами, что ведет вообще к распаду самого движения.

Я не собираюсь заниматься здесь критикой -- все, что я пишу и использую здесь -- это попытка донести то субъективное знание и понимание о групповых процессах, которое у меня имеется на примере моей коммуны Атши, и поэтому к словам в моей статье можно относиться легко, как Чапаев к лампам, расстреливая их из нагана, если они уже не освещают дорогу к истинному пониманию реальности.

Немного истории:

"Атши" возникло в начале июля 1996г., когда с горы Большой Тхач в поселок Сахрай после полуторамесячного отшельничества в пещере спустился человек с атшийным именем А (тогда у него еще не было этого имени) и другой человек по имени Эр предложил ему осуществлять совместный эколого-коммунитарный проект. Название Атши взято из романа Урсулы Ле Гуин "Слово для "леса" и "мира" одно" -- где описана удивительная планета Атши, на которой живет народ, находящийся в естественной гармонии с дикой природой. Лес занимает всю территорию суши этой планеты, и на языке атшиян называется тем же словом, что и мир... Многие из нас пришли в коммуну именно через любовь к лесу -- я сам заболел горами, побывав на Большом Тхаче и познакомился с атшиянами, сходив с ними в поход в заповедник.

Проекту "Атши" предшествовали коммунитарные опыты Эра в Краснодаре и Сахрае и коммунитарные опыты А в Брянке, Луганске и на Алтае. Они оба уже более 10 лет до возникновения "Атши" жили в этом потоке. Еще на первых порах активно включились в проект Ветер и Оу. Территориями "Атши" был дом в Сахрае и помещение Майкопского информцентра СоЭС, которое занимало комнату в помещении гидрометеостанции в Майкопе, а также квартира друга системы -- Доктора. "Своей" территории в Майкопе у "Атши" тогда не было. Постепенно народу прибавлялось, и назывался проект эколого-коммунитарным объединением "Атши". Даже чуть не зарегистрировались как-то. Проводилась различная деятельность в сфере экологических проблем: главной нашей заботой тогда являлось глобальное несоответствие своему статусу Кавказского Государственного Биосферного Заповедника (крупное браконьерство, валютная охота, незаконные рубки на кордонах и т.д.). Руководство заповедника во главе с Тимухиным представляет собой чуть ли не шайку преступников -- все нормальные и честные люди ушли оттуда или были выжиты начальством. Летом 96 года в Адлере проводилась радикальная акция протеста против беспредела в КГБЗ.

В мае 97 года Атши выступало организатором региональной конференции НПО по охране дикой природы Северо-Западного Кавказа. Уже сложилась плотная группа в Майкопе, где после длительных мытарств по квартирам друзей и безденежья нас по договоренности приняли в свой штаб казаки, и ISAR финансированием конференции позволил нам разворачивать деятельность шире и интенсивнее, благодаря финансовым ресурсам. В Краснодаре и Сочи складывались самостоятельные фракции объединения и проект набирал силу.

5 июня Атши на несколько часов заблокировало здание администрации Сочинского Национального парка, требуя прекращения незаконных рубок в нацпарке и участия общественности в государственной комиссии по проверке деятельности СНП. В результате были доказаны факты нарушений (рубка 1000 кубов древесины в заповедной зоне), и дело было передано в Азово-Черноморскую Природоохранную прокуратуру.

Летом Атши приняло активное участие в кампании протеста против КТК, принимало участие в организации "Кубстока" под Новороссийском (ныне -- это планируемый быть ежегодным фестиваль альтернативной культуры юга России -- "Лунные Поляны"), а в конце августа в Адыгее организовало кампанию по спасению лесов от рубок в уникальном районе горы Большой Тхач. Сейчас на части территории этого района создан Природный Парк Большой Тхач.

4 октября 1997г. состоялась радикальная акция "Воздух", направленная против чрезмерной загазованности г.Сочи и вырубки платанов на улице Донской. В ее ходе случилась трагедия -- одной из участниц акции девушке Мэди из Ижевска (Анне Кошиковой) оторвало кисть левой руки... Об этом уже много писалось и тут у каждого может быть свое мнение и отношение к произошедшему -- для нас Мэдди была и остается сестрой, и то, что произошло -- оставило свой след в жизни каждого...

Собственно акцию и кампанию против вырубки платанов на улице Донской, самой загазованной в Сочи трассы, организовывала местная инициативная группа "Воздух" и атши туда ехали как участники, однако ответственность за случившееся целиком пала на нас. Мы и не уходили от нее, потому что нужно было говорить о случившемся и помочь девушке. Мы благодарим Социально-Экологический Союз, "Хранителей Радуги" и всех, кто помог в сборе средств на лечение Ани. Сейчас ей должны сделать протез в Центре реабилитации афганцев в Рузе, хотя, конечно, ничто не заменит ей живой руки: она художница...

Кто-то готов рисковать своей жизнью просто потому что ни во что ее не ставит, кто-то -- из высокой сознательности, понимая необходимость прямых радикальных действий, вплоть до вооруженной борьбы ради изменения существующего порядка вещей: сплошного нарушения закона, попирания свобод друг друга в нашем социуме. Хранительская блокада Ростовской АЭС могла привести к еще более серьезным последствиям в отношении жизни и здоровья участников акции, однако люди заковывались в бочках, подставляя свои жизни риску. Неуместно считать -- насколько осознанно в том или ином случае. Но в нашей системе принято решение: в кампании можно привлекать много людей самого разного возраста, однако участвовать в радикальном аспекте, связанном с риском могут только люди, либо сложившиеся и зрелые, либо прошедшие уже опыт подобных акций в роли второстепенных участников и понимающие, на что идут. Да, мы не отказались от радикальных способов борьбы -- однако помимо вышесказанного правила, для нас ясно еще то, что подобные действия необходимо предпринимать только после того, когда действительно не остается никаких иных возможностей решения проблемы, и все какие-либо официальные действия бесполезны. К сожалению, в нашей стране вся официальная бодяга обычно приводит именно к радикальному исходу -- и все равно этот путь необходимо пройти до конца, действовать в комплексе с различными другими мерами воздействия, потому что просто протестом тоже невозможно решать проблемы. При пассивности государственных природоохранных органов (как и правозащитных) нам приходится самим выполнять массу работы, которая сдвигает дело с мертвой точки, и потому мы нацелены на создание реальной экологической организации, которая способна профессионально решать проблемы охраны дикой природы в нашем регионе.

В настоящее время мы создаем Независимую Экологическую Службу по Северо-Западному Кавказу, и вся наша жизнь очень плотно сопряжена с деятельностью в сфере экологии. Собственно, я описываю здесь довольно внешнюю струю нашей жизни, однако она во многом является определяющей в построении нашей системы с ее правилами, образом жизни и состоянием, которое при соприкосновении с внешним миром порождает различные реакции у людей и различные мнения. Это естественно, ведь мы представляем собой определенную группу людей, со своими недостатками, увлечениями, приоритетами в направлениях деятельности и с предпочтением в отношении определенного образа жизни, группу, которая не может прийтись всем по вкусу. Да у нас и нет такой задачи -- понравиться всем. Как не стоит и задачи навязать всем наш образ мышления и стиль жизни. Они у нас еще очень несовершенны и нам еще надо много работать над самими собой, чтобы приблизиться к тому, что мы хотим реализовать. Мы пытаемся стать РЕАЛЬНОЙ ГРУППОЙ, способной решать реальные проблемы -- и одновременно -- ДУХОВНОЙ ГРУППОЙ.

То, что мы подразумеваем под духовной группой, довольно сложно объяснить, потому что у нас выработался очень свой, внутренний язык, не только из учений Кастанеды, Раджниша и Рериха, Валеры Ломовцева (Московская ментальная школа) и всевозможных восточных религий, но из своего собственного понимания, ощущения, осознания -- Пути -- которым мы вместе, и каждый по отдельности, идем вообще по жизни. Эклектичность, как свойство нашего времени принимает у нас свои особые конфигурации, которые можно только реально пережить, прочувствовать и воспринять или не воспринять, в соответствии со своим миропониманием. Насчет того мифа, что многие нас принимают за секту, мы уже просто смеемся -- и действительно считаем себя отчасти сектой! На фоне остального мира наша духовная привязанность друг к другу, поле любви и понимания, шаманизм и прочее на самом деле напоминают секту. Таковой мы себя все же не считаем, потому что мы стремимся создать гармоничный мир, в котором каждый бы мог реализовывать свою свободу, и, если поиск пути и реализации уводят человека от жизни нашей системы, то никто не упрекнет его в предательстве или чем-то еще. В отличие от сект у нас каждый волен как прийти так и выйти из системы. Основной чертой такого общества я нахожу ПОНИМАНИЕ. Это одна из категорий (по нашему -- несущих жизненных частот), которая стоит в ряду с искренностью, бескорыстием, доверием и определяет наши жизненные позиции. Только глубоко поняв другого и пережив его проблемы, можно чем-то помочь человеку, если он нуждается в помощи, только с пониманием возможно мирное разрешение конфликтных ситуаций. У нас не идеальный мир и, естественно, полно текущих проблем и конфликты тоже случаются -- но решаем мы их все вместе, на конференциях, путем выяснения мнения каждого участвующего, осознания каждым корней проблемы и предложением различных способов решения проблемы. И все это в максимальном поле любви: то есть без агрессии чувств и эмоций, даже если приходится разбирать различные отрицательные проявления личностного плана. Единой формы голосования у нас нет -- но преимущественно мы добиваемся принятия решения консенсусным путем. То есть усилия направлены не на то, чтобы отстоять свою точку зрения, а на то, чтобы найти такое решение, такую формулу, которая бы удовлетворяла всех, и реально изменяла положение вещей.

Вообще саморефлексия (тоже серьезное отличие от сект) очень свойственна нашему миру и в этом, естественно, есть и свои минусы: мы порой так увлечены процессами, происходящими внутри нашей системы, что способны завалить различные необходимые дела -- но таково свойство системы, где внутреннее понимание и гармоничные внутренние отношения для нас все-таки гораздо важнее реальности. Результат никогда не должен преобладать над самим процессом, а процесс ради процесса -- бессмысленное занятие, поэтому мы стремимся находить продуктивное сочетание методов достижения целей. Саморефлексия (в виде различных текстов, конференций и разборов дня) дает нам возможность постоянно анализировать себя, ощущать изменения в сознании и в восприятии самих себя, восприятии жизни, природы и своего места в социуме, как в большом, так и в малом, в самой коммуне. Нарабатывая опыт взаимодействия, мы способны работать в группе и получать результат, не подавляя при этом друг друга и взаимно определяя степень свобод друг для друга. Нарабатываем свой язык -- и многое передаем друг другу -- помимо слов. Я прочитал Лоре Акай письмо от Флау (девочка16 лет) и она поразилась, что пишет моим языком, хотя я ее совсем не знаю (она пришла жить в коммуну, пока я находился в Москве). Это очень показательно -- мы представляем из себя определенную группу, куда приходят люди уже просто чувствующие себя у нас "дома", в семье по духу и желающие разделять нашу деятельность и образ жизни. То, что мы из себя представляем, не может прийтись всем по вкусу. Так создавайте свои коммуны!

Двери наши открыты для каждого -- но, естественно, это лишь принципиальная установка. В гости мы готовы принять любого, кто идет к нам с миром и к нам постоянно приезжают люди из разных городов пожить, посмотреть и понять, или помочь в чем-то. Однако остаться в коммуне не у всех есть возможность, желание, и не всех мы можем принять. Обычно сразу видно, насколько мы близки с человеком и насколько возможно совместное проживание, однако бывает, люди просятся в коммуну и мы принимаем гостя на длительный срок, чтобы пройти определенный жизненный путь совместного проживания, который реальным опытом говорит о совместимости человека с коллективом. Обычно все проясняется само собой -- но несколько раз нам приходилось принимать жесткое волевое решение о необходимости разойтись с человеком по разным дорогам. Кто-то выделялся в самостоятельную систему и создавал свой мир -- Рон-пчеловод-философ, например. Траса мы направили в систему кришнаитов а другого, Дениса, в хранительский лагерь, где советовали ему найти другую систему -- что и произошло. Он попал в движение "Новый Курс" и стал одним из Таганрогских зеленых активистов. Мы остались в хороших отношениях, и сейчас Пернатый Змей приехал к нам в командировку, активно помогая, несмотря на некоторые глубокие недопонимания нашей жизни.

Такие процессы совершенно естественны для системы. Если не происходит духовного, дружеского, эмоционального "сращивания" группы с человеком и принятия его -- как своего -- то включается механизм зашиты (что свойственно любой системе, включая биологические), иначе инородные элементы рано или поздно будет вызывать конфликтные процессы или просто количественно будут преобладать, изменяя конфигурации самой системы. Вопрос не в том, что Атши способно кого-то "атшить", это нормально, а в том -- как это сделать безболезненно и для системы и для человека. И, к сожалению, мы далеко не каждый раз способны предложить позитивную альтернативу. Другое дело, что мы каждый раз пытаемся это сделать. Возможность участвовать в решении проблем есть у всех участников процесса, а право голоса только у тех, кого это непосредственно касается -- то есть самих жителей коммуны. Отсюда в нашей терминологии есть "плотное тело" или ядро системы. Сейчас это около 10 человек, которые постоянно живут в ней и определяют состояние жизни данной коммуны. Остальные люди, составляющие близкую и далекую "ауру" -- просто в силу своей занятости своими делами, проектами и прочими вещами, связанными с жизнью вовне, естественно, не могут во всем участвовать и определять внутреннюю жизнь данного сообщества. Поэтому это не иерархичное деление а естественный и достаточно свободный способ выстраивания мира и решения проблем в нем. Свободный, так как наша система никому не навязывает статуса быть аурой или еще чего-то такого; люди сами тянутся к нам (просто потому, что коммуна -- это интересное явление) и сами ассоциируют себя с Атши, уже независимо от нас. Именно поэтому мы отпустили это имя на волю, назвав расширяющийся проект Рекой Атши и не присваивая авторских прав на него в системе.

Этой зимой Июль, Грива, Мун и Крокодил отделились в самостоятельный проект: Союз Альтернативной Культуры. Это был проект активной работы с молодежью в андеграундном направлении (организация концертов, сейшенов и пр.), культурном (выпуск журнала) и радикальном (не буду объяснять). Сейчас САК находится на издыхании по причине отхода от дел большинства его основных людей: уезд Муна, откол Крокодила, неспособность Гривы продолжать автономную деятельность САКа. Все держится сейчас только на Июле. Но мы очень надеемся, что САК выживет.

На 1 мая 1997г. мы провели первую в истории Майкопа анархическую демонстрацию. После 1 мая, на ночной конференции, было решено, что та подсистема "Атши", которая не САК и не аура и не иногородние атшияне, будет называться Онтарио. Так в набирающей воды Реке Атши формируются берега и так на местном диалекте называет теперь себя ядро системы. Мы все, несмотря на "сектанство" и близкое родство душ, очень разные и по характерам и по "корням": кто-то из хипов или пиплов, кто-то из панков, из музыкантов или художников. Как и биологические системы, которые более устойчивы, если сохраняется биоразнообразие -- так и мы, дополняем друг друга, а не противопоставляем себя, "выражая" индивидуальность, как это обычно происходит в погруженных в "эго" человеческих сообществах. Преимущественно мы все неформалы и потому, несмотря на создание формальной организации, мы все равно остаемся неформальной системой и не теряем своих прежних качеств, работая в первую очередь каждый над самим собой.

Устраиваем сейшена, очень любим сидеть у костра и встречать полнолуние. Музыка у нас звучит постоянно -- магнитофон ли, бард, или любимец публики -- Июль. Но превращение жизни в сплошной сейшен и тусовку не приветствуется. Музыка всюду сопровождает нас, но не мешает делу, за исключением тех концертов, когда она и есть -- главное дело. Мы мечтаем сами создать музыкальную группу, но пока это только в планах. Мы подходим к музыкальному творчеству с альтернативным, шаманским подходом. Мы стремимся к естественности, и в сплетении и слиянии голосов, самодельных флейт, гитары и звуков природы выражаем наши чувства, ритмом и звуком заговаривая пространство и время. Любое участие и проявление творчества в музыке приветствуется, даже проект такой есть: "Музыка без границ", но, естественно, при соблюдении условия, что, реализуя свою свободу, ты не нарушаешь свободы другого. Правда, это не всегда соблюдается и поэтому мы вырабатываем правила в отношении акустического засорения пространства.

Касаемо всех проблемных мест, связанных с ограниченной территорией проживания большого количества людей мы вырабатываем определенные правила, договоренности, и пытаемся соблюдать их. В основе этого лежит не слепое подчинение системе с ее правилами а взаимное уважение друг друга, потому что довольно трудно жить такой большой и разноплановой семьей. Мы снимаем частный четырехкомнатный дом с времянкой и огородом, одна комната целиком отведена под офисное помещение и работа на компьютерном оборудовании не прекращается порой и ночью (работаем по сменам). А живет нас там в разное время по разному -- от 5-ти - до 10-ти и более человек.

Изначально в проекте намечалось центром жизни сделать Сахрай и заниматься сельским хозяйством, собирательством -- это вполне реально может кормить всю коммуну. Однако в Сахрае до сих пор живут только хранители дома из атшийной ауры. В городе нам необходима своя территория под информцентр: для экологических активистов это единственный в регионе круглосуточно доступный центр с архивом и электронной почтой. Все это требует ответственности и людей (а именно -- ответственных людей) -- и центр жизни коммуны до сих пор в Майкопе. Собственно, не только из-за загруженности мы не занимаемся серьезно огородом, но и из-за собственной безалаберности. Однако существование на гранты, рано или поздно, закончится и самое реальное для нас условие выживания я вижу в занятии сельским хозяйством. Возможно создание кооператива или чего-то еще (НЭС регистрируется как учреждение при СоЭС), однако людей с хорошей смекалкой и хозяйской жилкой, видимо, еще нет в коммуне.

Помимо центральной направленности на экологическую деятельность в системе Атши существует масса проектов -- таких, как уникальный журнал "Майкоп -- Underground", журнал "Ха-На" (САК), клуб во дворе и курилке, которая вообще у нас является "инкубатором" и вынашивает параллельные системы. Клуб пока слабо организован и периодически превращается в большую тусовку, которую приходится разгонять... Работает "Перераспределитель" -- это может быть местом, кувшином или старым чемоданом, в который вы можете принести все лишние и ненужные вам вещи и избавиться от них таким образом; в свою очередь, в нем можно найти что-то необходимое для себя. Акции "Перераспределения" уже вошли в обычай в довольно широкой ауре Атши и очень помогают выстраиванию жизни. Например с мебелью: что-то нам приходилось покупать по дешевке а что-то попросту принес различный пипл, откопав у бабушек и дедушек старые и ненужные стулья и всякие полезные в хозяйстве вещи. И все эти различные проекты, можно сказать, входят в один, даже более широкий в сравнении с Атши: "Общее Дело". Общее Дело включает в себя все проявления экологизма, радикализма и анархизма, сейшенизма и хеппенингизма, ведущие к освобождению общества от оков повседневности и несущие Любовь, Радость и Свободу!

И все-таки -- мы все более концентрируемся на том, чтобы быть реальной группой в сфере экологии. Сейчас мы проектируем Национальный Парк Большой Тхач на территории более 20 000 га., готовим научную экспедицию по обоснованию этого проекта. Создаем электронный банк данных и рассылаем экологический бюллетень "Крона-Инфо". Заканчиваем проект по развитию сети электронных экологических точек в регионе и собираемся вплотную заняться проблемой рубок леса и вывоза через морпорты в Турцию. Все эти серьезные проекты требуют определенных знаний, умений, и у нас перманентно проходит учеба: сеансы обучения работы с компьютером, с электронной почтой, с архивом, проводятся лекции, направленные на "врубание" в дела приходящего народа.

В этом году, в марте мы провели обучающий семинар: "Алгоритмы решения экологических проблем. Социотехника малых групп". Вообще, для экологического движения и любых других неформальных систем очень характерно объединение людей в группы, клубы, тусовки и все они, несмотря на каждый индивидуальный случай, -- строятся на определенных законах, которые и изучает социотехника. Причем это наука, которая беспристрастно анализирует стадии и процессы развития неформальных сообществ, как, например, ботаника изучает циклы жизни растений, симбиоз определенных видов и прочее. Именно беспристрастно, оценивая результат -- а не сам процесс. В группе могут совмещаться в различных пропорциях разные стили управления, может преобладать какой-то -- авторитарный демократический или либеральный. Преобладание одного стиля над остальными само по себе не "хорошо" и не "плохо", все зависит от конкретной группы и для разных сообществ оптимальным может быть как раз авторитарный способ. Ничего страшного в этом нет, потому что это лишь метод системы принятия решений (я не говорю о государственном авторитаризме). Допустим, в бою под шквалом огня противника устраивать демократичное голосование по поводу решения -- отступать ли, атаковать или залечь в окопе -- глупость просто потому, что перебьют голосующих быстрее, чем примется решение. Конечно, лучше вообще не воевать, но я говорю не о войне, не о государстве а о малой неформальной группе. Одно дело -- авторитарная система подчинения в армии, и совсем другое -- в партизанском отряде, однако этот стиль авторитарного управления просто необходим определенного рода группам и является всего лишь одним из путей решения проблем (как метод, а не проявление идеологии насилия над личностью).

Существующий миф об авторитаризме в Атши не лишен оснований и у нас в самом деле решения могут приниматься авторитарно и жестко. Причем не только формальным и неформальным лидером (подразумеваю Эра), но и любым другим атши в малой автономной группе. На самом деле такой способ принятия решения является не основным, но в некоторых случаях необходимым и вытекает из наших внутренних причин: из низкой активности всего коллектива в решении определенных проблем или из-за достаточной загруженности общими и личными делами и главное -- из степени ответственности за конкретные дела и проекты. Я не думаю, что анархизм -- это безответственность. У нас каждый может выбрать себе направление деятельности, за которое он целиком принимает ответственность и имеет право на самостоятельные решения. В отношеннии Эровского "авторитаризма" я могу сказать следующее: в сложившейся системе с нашими определенными правилами и обязанностями у нас просто есть определенная степень ДОВЕРИЯ Эру (как и любому члену коммуны), который, исходя из своей более полной информированности о проблеме и ответственности за ее решение, может принимать решения, принимаемые остальными. Это не конечная ответственность, ибо за весь проект в целом ответственны все, кто это в себе чувствует. Если решение приемлемо для всех -- оно может просто приниматься по умолчанию, если неприемлемо -- мы собираемся на конференцию и решаем все вместе, полным составом коммуны -- которая и есть, так сказать -- "высший орган власти". Исходя из этого "делегирования" голоса в случаях, которые я описал, у нас система не носит тоталитарного характера и мы считаем, что выстраиваем анархичное сообщество.

Конечно, мы несовершенны, и случаются проблемы и непонимания -- но кто из нас без недостатков? Если бы Эр был святой, то мы бы создавали Ашрам а не коммуну экологических активистов. Пару раз я сам глубоко конфликтовал с Эром на почве различных недопониманий, однако атшийное "поле любви" просто не позволило нам разругаться, поссориться, и решения вытекали из самой жизни и атмосферы понимания. Доверие, уважение друг к другу и любовь -- это основа нашей жизни и имеющая место быть "авторитарность" не противоречит духу свободы в нашей коммуне. Абсолютной свободы ведь нет, и все выборы -- это освобождение от одних зависимостей и несвобода от других. Абсолютная свобода может быть лишь духовной и все наши поиски Пути направлены в эту сторону.

В коммуне принят ряд техник, выполняя которые мы работаем над собой, над организацией своей жизни, рабочего процесса. Это как личные техники (вроде правил гигиены и др.), так и групповые. Например в условиях коммунитаризма очень сложно постоянно поддерживать порядок и у нас практикуется техника "Проходить, Не Оставляя Следов", что значит возвращать на то место, откуда взял -- вещи, убирать после себя мусор, мыть посуду и пр. Есть финансовая техника "Бхумбу": члены Онтарио имеют доступ к коммунитарной кассе, могут тратить бху (деньги) сообразно с потребностями коммуны, четко фиксируя это в специальной тетради. Хумбу (казначей) следит за этим процессом и контролирует отчетность по тратам, по поездкам куда-то (подтехника: "хумбу на выезде"). В быту у нас принят минимализм, пользование определенными вещами коммунитарно (снаряжением, например), альтернативное питание (все это еще называется программа "Культура бедности"). Мы варим простые каши из молотой пшеницы, маиса с добавлением овощей и трав. Еще мы готовим легендарного "партизана" -- это каша из отрубей, которая, приготовленная с различными приправами и овощами, на самом деле может быть вкусной. Это здоровые и легко усваиваемые продукты, и даже йоги рекомендуют пшеничную кашу как очищающую и питательную пищу. Мясо у нас не стоит обязательным продуктом (есть и полные вегетарианцы), из мясного мы покупаем только кости и потрошки для Лаймы, кавказской овчарки, своенравного члена Онтарио. Однако никакой особой пищевой аскезы у нас не существует. И если в коммуны попадают тем или иным путем не свойственные нашему обычному рациону продукты (в том числе и мясо) мы не выбрасываем их в корзину как идеологически вредные.

Во всей нашей жизнедеятельности большую роль играет непосредственно групповой процесс, которому мы уделяем очень много вре-мени и сил. Под групповым процессом я подразумеваю само взаимодействие между членами группы: формы общения, методы решения проблем, создание условий для личностной реализации каждого и условий для реализации задуманных планов, проектов, идей всей группы в целом. По необходимости, или по инициативе одного из членов коммуны мы проводим технику "разбор дня": это собрания, на которых анализируется личная жизнь и жизнь коммуны. Обычно это перерастает в конференции, которые являются у нас основным инструментом группового общения. Пусть вас не пугает само слово -- в основном это просто беседы, разговоры, происходящие в определенном настроении участников (открытость, искренность) и по определенным правилам. Одно из них -- "Индейское Правило": когда кто-то говорит, принято молча выслушать, не перебивая человека, пока не дойдет очередь говорить по кругу, и тогда можно высказать свое мнение, которое также всеми будет выслушано. Конференцию, бывает, кто-то "ведет", контролируя направленность на темы и время выступлений, бывает, все проходит просто в вольном режиме в виде чьих-то диалогов, монологов, и редко -- споров. Цель этого, чуть ли не каждодневного конферирования заключается в создании общего поля сознания, в котором перед каждым предстают радости и беды всей коммуны, от личных моментов -- до глобальной реализации идей и стратегии жизни. Это нарабатывает глубокое понимание, соучастие в судьбе коммуны и личной жизни каждого. Из этого и складывается искренняя и гармоничная атмосфера, которую здесь я называл "поле любви".

О любви: у нас складываются моногамные отношения без необходимости в институте брака и с ощущением, что вся коммуна и есть (для меня, во всяком случае) большая семья. Равноправие между полами у нас естественная черта жизни, вытекающая из того, что все девушки и парни -- это прежде всего братья и сестры, и потом уже любимые, любящие... Детей пока нет, однако, я думаю, будут, и думаю, что при нашей склонности к работе с молодежью и детьми мы со временем будем еще и педагогической системой, конечно, альтернативной всем существующим государственным системам воспитания и образования. Есть ряд контактов с такими, уже давно сложившимися системами, и это очень интересное и серьезное направление в работе над изменением общественного сознания. Ежели наше поколение идет к нормальному и здоровому восприятию мира через сумасшествие, протест, боль и болезнь, то может быть нашим детям мы сможем передать то, что приходится добывать в боях с самим собой и они будут частицей общества, лучшего, чем наше.

Однако мы не делаем ставку на "светлое будущее" и живем "здесь и сейчас". Мифы, возникающие вокруг нас, не мешают нам, порой наталкивают на размышления и осознания, и даже забавляют. Конечно, не так уж и сказочно у нас хорошо -- но мы создаем свой мир сами и понимаем, что зависит он прежде всего от нас самих. В критичные времена мы сами разрушаем свои мифы, если они управляют нами, вместо того, чтобы быть управляемыми. Тот кто ищет свое место в подобной коммуне, надеюсь способен на адекватное восприятие реальности и найдет его -- или будет создавать свою коммуну. Атши -- это попытка выстроить коммунитарное сообщество и мы создаем его в соответствии со своим пониманием идеалов Анархии и Свободы в реальных условиях и занимаясь реальным делом. Я всего лишь попытался нарисовать узор, соответствующий действительности и который не нужно было бы откапывать из земли, чтобы убедиться в существовании узора или самой реальности, сквозь который можно было бы смотреть -- как сквозь себя -- и увидеть то, что реально пережито и понятно.

Ди.